О жизни и творчестве писателя Гавриила Николаевича Троепольского

Что говорят о Троепольском сегодня на улицах Воронежа

Владимир Калитвин, адвокат:

- Я считаю, что это писатель очень высокого профессионального уровня - Лескова, Паустовского.

Мне посчастливилось лично познакомиться с Гавриилом Николаевичем. Причем при достаточно курьезных обстоятельствах. Как-то еще юношей я на машине ехал к своему знакомому. Когда припарковался, ко мне подошел Троепольский. Он гулял в детском парке с собакой. Конечно, я его узнал. А он мне так добродушно говорит, мол, что же вы, молодой человек, дважды так грубо нарушили правила дорожного движения. Я пообещал больше не допускать нарушений. Слово держу до сих пор.

Владимир Мухин, учащийся выпускного класса:

- Мы в школе проходили по программе его произведения. Про Белого Бима. Хорошая книжка. Я еще и фильм видел.

Мария Журавлева, бухгалтер:

- Троепольский жил в Воронеже. И не только книги писал. Еще, кажется, и шахматистом знатным был.

Светлана Дубова, заместитель главного редактора радиоканала:

- Хотела бы не знать Троепольского, не читать его книгу про Бима и не видеть фильма. Зная все это, очень тяжело жить. Когда наблюдаю, как детвора играет у памятника Биму у Воронежского театра кукол, одолевают противоречивые чувства. Прочтут ли они книгу о страданиях этой собаки, поймут ли ее судьбу?

Сергей Попов, член Союза российских писателей:

- Имел честь знать Гавриила Николаевича. И могу сказать, что все мы, пишущее сообщество, с нетерпением ждали от Троепольского многократно им обещанного романа "Колокол". К сожалению, ни при жизни, ни после смерти писателя это произведение не увидело свет. Лелею надежду, что рукопись все-таки будет обнародована. Думаю, это даст вторую жизнь Троепольскому-писателю.



"Похищена деталь желтого металла" - так на языке милицейского протокола было сказано о деяниях неизвестных вандалов, покусившихся на памятник Белому Биму, установленный несколько лет назад в самом центре Воронежа. Под покровом ночи Биму отпилили ухо - то ли просто из озорства, то ли приняв не самую дорогую латунь за более ценный металл.

Памятник Биму 

Статья из Российской газеты:


Человек с тросточкой


Так неожиданно перекликнулись судьбы книжного героя и памятника ему: у каждого - своя драма... При этом история с пропажей завершилась относительно благополучно: злоумышленников, правда, не нашли, зато новое ухо отлили и намертво приварили к монументу достаточно быстро. Уже спустя несколько дней горожане по неизвестно откуда взявшейся традиции снова загадывали желания, поглаживая обновленную "деталь".

Памятник Биму, пожалуй, самая очевидная и наиболее уместная форма увековечения памяти Гавриила Троепольского, покинувшего этот мир десять лет назад. Памяти человека, поздно пришедшего в литературу и оставшегося в ней, по большому счету, автором одной книги. Сын расстрелянного в 37-м священника, сельский учитель, агроном, очеркист-новомировец, водивший дружбу с Александром Твардовским, он не то чтобы в одночасье проснулся знаменитым... Просто он написал книгу, которую тогда, тридцать с лишним лет тому назад, читали все. Без "диссидентских подтекстов", без фиги в кармане: обычная история короткой жизни сеттера Бима, погибшего из-за человеческой подлости.

"Читатель, друг!.. Ты подумай! Если писать только о доброте, то для зла - это находка, блеск. Если писать только о счастье, то люди перестанут видеть несчастных и в конце концов не будут их замечать. Если писать только о серьезно-печальном, то люди перестанут смеяться над безобразным..." И в тишине уходящей осени, овеянный ее нежной дремотой, ...ты начинаешь понимать: только правда, только честь, только чистая совесть, и обо всем этом - слово... Может быть, поэтому я пишу о судьбе собаки, о ее верности, чести и преданности". Свое бесхитростное кредо Троепольский изложил уже в первых строках повести. Дальнейшее - история Белого Бима - известно всем.

Разговоры о схожести авторов со своими героями в случае Троепольского подтверждаются полностью. Старый писатель и внешне чем-то напоминал доброго сеттера - пусть это сравнение и покажется кому-то слишком уж парадоксальным. Тот же умный и грустный взгляд, та же печаль на кончиках губ... Страстный охотник и жизнелюб, Троепольский, по воспоминаниям друзей, никогда не производил впечатления рубахи-парня. Закрытый, с неторопливыми движениями, с тростью в руке - таким запомнился Троепольский в последние годы жизни. Наверное, этот "человек с тросточкой" был еще и чеховским "человеком с молоточком", появляющимся у дверей беззаботных и счастливых людей.

...А собака на площади, появившаяся здесь уже после смерти ее создателя, еще долго будет ждать своего хозяина. Днем ее облепляют дети, а по вечерам возле скульптуры почему-то собираются местные байкеры. Впрочем, и байкеры когда-то были детьми.

При подготовке страницы использованы материалы сайта www.peoples.ru


вернуться к предыдущей странице